Шапка блога

Самое интересное в истории Российского флота

Достоверное описание памятных, интересных и ярких событий в истории Российского флота и восстановление знаний о делах наших предков.

Адаптация к смартфонам

Декор

Морские мины на Черном море

Капитан-лейтенант Охрименко у обезвреженной им донной мины
Г.Н. Охрименко у обезвреженной им мины
Фотография военных лет

«Морской сборник» № 5 за 2015 год опубликовал статью В. Йолтуховского «Черноморский флот: борьба с минной опасностью». В ней отмечается, что минно-заградительные действия на черноморском театре начались задолго до объявления войны. Еще в конце июня 1940 г. ВМС Румынии поставили крупные минные заграждения, которые неоднократно подновлялись. На них 24 июня 1941 г. подорвался и затонул лидер «Москва», лидер «Харьков» получил повреждение, а у болгарского побережья на минах погибли 3 наши подводные лодки. Привожу краткое изложение статьи.

В начальный период войны вражеская авиация сбросила на подходах к Севастополю, Очакову, Новороссийску свыше 210 донных мин. Они значительно осложнили развертывание сил флота. В ходе обороны главной базы ЧФ на германских минах подорвалось 12 кораблей и катеров, а в Керчь-Еникальском проливе в 1942-1943 гг. — более 70. В 1941-1942 гг. на Черноморском театре было уничтожено 245 донных мин, из них 177 — глубинными бомбами, 36 — электромагнитными тралами и 21 — шумами и ходом катеров. При этом на уничтожение одной донной мины приходилось в среднем 151,7 глубинных бомб.

Наши «оборонительные» минные заграждения

В первый же день войны 22 июня 1941 г. первый заместитель наркома ВМФ адмирал И.С. Исаков приказал ставить оборонительные минные заграждения. С 23 июня по 21 июля корабли флота интенсивно минировали подходы к Севастополю, Одессе, Новороссийску, Туапсе, Батуми и Керченскому проливу. Всего Черноморский флот за время войны поставил 10745 мин. Из них в оборонительных заграждениях — 8388 мин. Как и другие наши флоты, он вел минную войну оборонительного характера.

Развитие событий показало, что эти заграждения в основном создавали угрозу для нас. Они снизили оборачиваемость транспортного флота, затруднили деятельность боевых кораблей. В результате этих непродуманных минных постановок и невысокой подготовки штурманов, командиров кораблей и капитанов судов, в 1941 г. на Чёрном море от своих мин погибли 3 эсминца, 18 транспортов, катеров и других плавсредств, один эсминец и 2 тральщика получили серьезные повреждения. Большую опасность морские мины представляли и на Балтике, смотрите, например, статью об адмирале Кузнецове.

Командование ВМФ правильно оценивало значение авиационных мин. Однако на вооружении имелась лишь одна, устаревшая авиационная мина (АМГ-1). Поэтому наши союзники еще в 1941 г. передали советскому флоту 2214 авиационных мин, а позднее еще 400 более совершенных мин. Летчики-черноморцы выставили за время войны только 682 мины. Ограниченное участие авиации в минных постановках командование ВМФ объясняло господством противника в воздухе.

Подготовка мины перед установкой
Подготовка мины перед установкой
Фотография военных лет

Высокая эффективность немецких минных заграждений

Серьезной проблемой стала защита кораблей от магнитных мин. Ее решением занимался заместитель Наркома по кораблестроению и вооружению адмирал Л.М. Галлер (о нем читайте здесь). В июле 1941 года им был издан приказ немедленно приступить к безобмоточному размагничиванию подводных лодок. В Севастополь дважды прибывали английские специалисты, давшие ряд полезных рекомендаций и оказавшие практическую помощь. Успешный эксперимент закончили 17 августа на «С-32», а затем — на «М-111». Размагничивание прошли все подводные лодки Черноморского флота.

Немцы очень активно старались закрыть минами подходы в порты Кавказа, Кубани, Керченского полуострова. В 1943 г. в Керченском проливе было 57 случаев подрыва кораблей, судов и катеров, 38 из них произошло во время высадки десантов. Нашим кораблям удалось протралить лишь узкий проход через три линии мин. Остальные пять линий мин пересекались кораблями и катерами с десантом на борту без противоминного обеспечения. В результате эти минные заграждения показали очень высокую эффективность — в среднем на одно потопленное плавсредство пришлось 25 якорных или 3,2 донных мины.

В первые годы войны данные минной разведки не отличались достоверностью. Лишь весной 1944 г. с потопленного румынского катера были получены карты минных заграждений в районе Сулины и Констанцы, у Варны и Бургаса. Отсутствие точных сведений о координатах минных заграждений противника привело к гибели 14 наших подводных лодок. Еще пять получили повреждения, и вышли из строя на срок от 2 до 17 месяцев. Таким образом, наши подводные лодки понесли тяжелые потери от устаревших контактных мин из-за отсутствия помощи со стороны минно-тральных сил.

В целом меры противоминной обороны позволили обеспечить базирование сил Черноморского флота в освобожденных портах и плавание кораблей и подводных лодок в пределах своей операционной зоны. В 1941-1943 гг. силами Черноморского флота было уничтожено 175 гальваноударных, 403 неконтактных и 265 плавающих мин, всего 843 мины. По мере наступления наших войск и освобождения северного побережья Азовского и Чёрного морей, росли темпы и масштабы траления.

Немецкая мина RMH
Немецкая мина RMH. На такой мине предположительно подорвался линкор «Новороссийск»(читайте Линкор «Новороссийск»).

Ликвидация минной опасности после войны

К началу октября 1945 г. входы практически во все советские порты, а также в Констанцу и Варну были открыты для плавания, за исключением Евпатории, Анапы, Темрюка и некоторых других. Основной проблемой, кроме ограниченного количества мощных тральщиков, были неточные и ложные сведения румынской и германской сторон о поставленных ими минных заграждениях. Из-за этого приходилось многократно тралить большие районы. Серьезную угрозу для корабельных сил флота составляли плавающие мины. Они могли быть занесены в любой район моря.

Уничтожение плавающей мины
Уничтожение плавающей мины
Фотография военных лет

Известны 3 достоверных случая гибели наших кораблей на плавающих минах (одна подводная лодка и два торпедных катера), предположительно на них подорвались еще 6 кораблей. В среднем один подрыв приходился на 20-40 обнаружений плавающих мин. В ходе войны нашими силами было обнаружено более 730 плавающих мин, из которых две трети уничтожено. Особенно опасными считались обросшие водорослями и ракушками полузатопленные мины.

Проблема минной опасности на Чёрном море была решена лишь частично. Потеря на минах 145 кораблей и судов подтверждает это. В целом прямые и косвенные потери наших флотов от воздействия минного оружия оказались более серьезными, чем от воздействия других сил. Это было вызвано недостатком минно-тральных кораблей, значительным отставанием от мирового уровня в развитии и применении минно-трального оружия и недооценкой опыта предыдущих войн. Эти упущения пришлось решать в ходе длительного и трудоемкого послевоенного траления, продолжавшегося от трех лет на Тихом океане до 29 лет на Балтике.

С учетом военно-экономического потенциала, мощи ВМС вероятного противника, близости к границам России государств — членов НАТО, военно-политической обстановки в Украине, серьезная минная опасность наверняка будет создана внезапно, в течение нескольких часов. Поэтому роль противоминной обороны, знание и учет ее опыта несоизмеримо возрастает, особенно в условиях войны с применением обычных вооружений.

Благодарю за поддержку блога!

Комментарии
  1. DK :

    Что-то совсем слабенько Йолтуховский написал… (((

    06.08.2016

  2. Владимир :

    Уважаемый DK!
    Обратите внимание, что статья значительно сокращена. Это своего рода краткая аннотация, предназначенная для того, чтобы заинтересовать Вас и побудить прочитать статью полностью.

    11.08.2016

  3. Николай :

    Больше всего поражает то, что чем дальше мы уходим от времён послевоенного боевого траления, тем всё больше растёт продолжительность этих операций у современных авторов: теперь уже «на Балтике -29 лет» (1974 г.!). В серьёзной послевоенной исторической литературе 60-70 г.г., со ссылками на архивные документы, всегда речь шла о сроке окончания послевоенного траления в 1957 году. Кстати, этот же срок указан и в Федеральном законе №5 от 12.01.1995 г.(ред.2000 г.). А вот уничтожение мин на «законсервированных» минных заграждениях, выставленных в период ВОВ и все последующие годы существовавших как «запретные районы для плавания судов»,продолжалось вплоть до 2014 г., но это не имело никакого отношения к тралению.
    Самыми опасными минами считались немецкие неконтактные донные. Реальная минная опасность существовала на Балтике до тех пор, пока были подрывы на этих минах. Последний подрыв был в 1956 году.

    02.01.2017

  4. Владимир :

    Николай!

    Рад видеть Вас на моем блоге и спасибо за интересный комментарий. Я во многом согласен с Вами, но надо иметь в виду два обстоятельства.
    Сроки боевого траления были указаны в приказе. Поэтому, после их истечения, флот доложил о выполнении поставленной задачи. При этом все понимали, что вытралить все 100% поставленных мин невозможно. В связи с этим траление в ограниченных масштабах продолжалось и далее. Возможно, оно не всегда называлось боевым, например, может быть контрольное траление. Но это не значит, что оно стало менее опасным.
    Что касается минной опасности, то полностью исключить ее нельзя и сейчас, поскольку море периодически выбрасывает на берег старые мины и торпеды. Более того, экологи все более настойчиво предупреждают об опасности затопленных в море боеприпасов.

    15.01.2017

  5. Николай :

    Отвечаю Владимиру. Вы, конечно, правы в том, что в этом вопросе существует определённая условность. В конце 50-х даже появилось понятие «остаточная минная опасность», которая рассчитывалась по методикам на основании всего полученного опыта послевоенного боевого траления и выражалась в процентах. В 1959 г. этот критерий имел значение О.015-0,020%, а в 1960 г.-менее 0,01% ( эта вероятность значительно меньше , чем возможность столкновения Земли с крупным астероидом в ближайшие 10 лет…). Ну а если попроще, то при тралении в 1958 и 1959 годах на огромной акватории, простирающейся от о-ва Осмусаар до о-ва Котлин в Финском заливе было затралено в каждый год по 1-ой мине. Для сравнения, в 1956 и 1957 г.г. здесь же было вытралено соответственно 32 и 38 мин. Чувствуете разницу? Другое дело, что ещё много лет всплывали мины на поверхность воды из числа тех, которые попали в расщелины скал и т.п. А еще больше их осталось на дне морском с поврежденными корпусами. Эти мины, перешедшие в разряд взрывоопасных предметов, в разное время тоже пришлось уничтожать, но это не относилось к тому, что принято называть боевым тралением!

    11.05.2017

  6. Борис :

    ЛД «Москва» затонул после подрыва на мине 26, а не 24, июня 1941 г., а «Харьков» только потерял параваны.

    15.05.2017

  7. Николай :

    Хотелось бы от специалистов по минному оружию услышать на этом блоге мнение о том, насколько на самом деле были опасны всплывавшие мины времён 2 МВ, спустя 15 лет после их постановок. Дело в том, что опыт русско-японской, а затем ещё и 1 МВ показал, что всплывшие мины из оборонительных заграждений часто становились причиной гибели своих же собственных судов и кораблей у стороны поставившей эти мины. Учитывая этот печальный опыт , производители минного оружия стали снабжать якорные мины разнообразными предохранительными устройствами (приборами), делающими мину безопасной при всплытии. Так, в России с 1906 г. во всех гальваноударных минах стал применяться гидростатический разъединитель, предложенный минным кондуктором Ф.Скрябиным, который размыкал боевую электрическую цепь, как только мина всплывала. А в якорных ударно-механических минах с 1912 г. устанавливались приборы потопления, автоматически открывающие клапаны, через которые начинающая всплывать мина заполнялась водой и тонула. Основной тип советской якорной мины «КБ» с 1941 г. оснащался клапаном потопления, позволяющим мине «самозатапливаться» в случае отрыва от якоря. Немцы во время 2 МВ использовали специальные так называемые тяго-минрепные устройства для автоматического подрыва мины при обрыве (подсечении) минрепа. Ешё в 1907 г. в г.Гааге была принята Международная конвенция, запрещающая применять якорные мины, которые при всплытии не становятся безопасными. Кстати, все британские и американские неконтактные мины были снабжены автоматическими ликвидаторами, размыкающими цепи взрывателей в заранее установленные сроки. Не имели ликвидаторов и приборов потопления немецкие якорные неконтактные и антенные мины. Срок боевой службы первых зависел от разряда батарей и не превышал 13 лет, всплывшая антенная мина, в силу особенностей конструкции, лишалась возможности быть приведенной в действие.

    15.05.2017

Комментировать





Обновления на блоге

Кнопка RSS

RSS-подписка

Получи первым!

Подпишитесь на газету
"Исторические парадоксы Российского флота"

Обложка газеты

Она выходит 1 и 15 числа каждого месяца и отражает удивительные, загадочные и поразительные события, которые произошли в течение предстоящих двух недель в истории Российского флота. Это морские сражения, дальние плавания и походы, победы и тяжелые потери, а чаще всего - потрясающие воображение судьбы моряков, достойные того, чтобы еще раз вспомнить об их подвигах во славу Российского флота.

Книга

Это интересно!

Книга «Гладкоствольная артиллерия Российского флота» предназначена для тех, кто интересуется историей нашего флота, его боевой славой и морскими традициями.

Гладкоствольная артиллерия – обложка книги

В ней на историческом фоне дается описание морских орудий парусных кораблей. Все очень конкретно - 476 страниц текста, 190 чертежей 79 таблиц с размерами. Такого у нас не публиковалось уже более ста лет. Подробности по этой ссылке.

Морские рассказы
"Мужество у последней черты"

В них рассказывается о гибели парусных судов. На фоне таких трагических событий особенно ярко проявлялись лучшие качества наших моряков. Это решимость бороться за спасение корабля и готовность прийти друг другу на помощь независимо от чинов и званий. Такие события учат нас бороться и побеждать даже в самых тяжелых ситуациях.

Подпишитесь!
Это интересно!

Обложка курса

Статистика

Лого счетчика LI
Яндекс.Метрика