Шапка блога

Самое интересное в истории Российского флота

Достоверное описание памятных, интересных и ярких событий в истории Российского флота и восстановление знаний о делах наших предков.

Адаптация к смартфонам

Декор

Таллинский прорыв

Адмирал Трибуц
Адмирал Трибуц

28-30 августа 1941 года состоялся прорыв кораблей и судов из осажденного Таллина в Кронштадт. Это был один из наиболее трагических и вместе с тем героических эпизодов Великой Отечественной войны. Преодолев чрезвычайно плотную блокаду противника, в Кронштадт прорвалось около двухсот кораблей, в том числе боевое ядро флота во главе с крейсером «Киров», а также транспорты и суда вспомогательного флота.

До сих пор нет единой оценки этого прорыва. Официально считается, что поставленная флоту задача прорваться в Кронштадт и эвакуировать войска из Таллина была решена. В то же время, многие историки считают этот прорыв тяжелейшим поражением советского ВМФ и сравнивают его с Цусимой. Главным и неоспоримым результатом этой операции является то, что основные силы Балтийского флота были сохранены и по-прежнему представляли серьезную угрозу для врага, а гарнизон защитников Ленинграда был значительно усилен эвакуированными из Таллина имеющими большой боевой опыт бойцами и командирами.

Оборона Таллина

В июле и августе 1941 года фашистские войска, преодолевая упорное сопротивление Красной Армии, продолжали быстро продвигаться в глубь нашей страны. Используя свое превосходство в силах, противник к исходу 7 августа прорвался к побережью Финского залива восточнее главной базы Балтийского флота — Таллина. С 20 августа начались упорные бои на подступах к городу. Артиллерия кораблей постоянно вела огонь по позициям врага и защищала город от налетов неприятельской авиации. Героически сражались обороняя Таллин пехотинцы и моряки, артиллеристы береговых батарей и летчики базировавшейся на аэродром Таллина авиации флота.

Крейсер Киров ведет огонь
Крейсер Киров ведет огонь
Рисунок из книги О.А. Шушакова «И на вражьей земле мы врага разгромим»

В связи с неблагоприятным развитием обстановки на сухопутном фронте адмирал И.С. Исаков еще 12 июля 1941 года отдал распоряжение командующему Балтийским флотом В.Ф. Трибуцу продумать организацию отхода флота в Кронштадт. Через пять суток К.Е. Ворошилов строго предупредил Трибуца, что об отходе не может быть и речи. Ситуация, в которой оказался Трибуц была не из легких. Командование флотом на свой страх и риск начало вывозить материальные средства, раненых и гражданское население из Таллина. Эти перевозки приходилось скрывать не только от противника, но и от органов НКВД, чтобы не попасть в разряд «пораженцев и паникеров». В те дни, ни о каком отходе нельзя было и заикаться. Пока не пришел приказ из Москвы, действовал один закон: «Стоять насмерть!»

Несмотря на героическое сопротивление защитников города, поспешно созданные укрепления не могли обеспечить его надежную и долговременную оборону. Время шло, положение наших войск постоянно ухудшалось. Примерно такое же положение сложилось при обороне Севастополя, но там корабли были заблаговременно перебазированы в Новороссийск и Поти. Решение об эвакуации гарнизона Таллина было принято только 26 августа, после того, как Сталин спросил у начальника Генерального штаба: «А что, разве корабли еще в Таллине?» Но это решение сильно запоздало.

Условия перехода были невероятно тяжелыми. Значительная часть фарватера простреливалась вражеской артиллерией, как с северного, так и с южного берегов Финского залива. На прибрежных аэродромах была сосредоточена бомбардировочная авиация. Лучшие летчики привлекались для нанесения ударов по нашим кораблям и транспортам. Положение усугублялось еще и тем, что флот имел слишком мало тральщиков для борьбы с минной опасностью.

До 27 августа наши истребители, базировавшиеся на Липово, могли прикрыть корабли с воздуха на всем маршруте прорыва. Но под давлением фашистских войск наши части вынуждены были отступить на правый берег реки Луги, и истребители пришлось срочно перебазировать на восток, откуда они уже не могли помочь флоту: у них не хватало теперь радиуса действия.

В ночь на 27 августа гитлеровцам удалось прорваться в район парка Кадриорг на восточной окраине города. С этого времени начались систематические обстрелы из артиллерии и тяжелых минометов города, кораблей и судов, стоявших у причалов и на рейде. В связи с этим посадка защитников города на суда происходила уже под обстрелом противника.

Переход

Германия и Финляндия планировали запереть Балтийский флот в Таллине или уничтожить его при попытке прорваться в Кронштадт. Для этого они усиленно минировали выходы из Таллина и основные фарватеры вдоль Финского залива. Особенно интенсивными были минные постановки, начиная с 10 августа в районе мыса Юминда. Необходимо отметить, что это были дополнительные минные постановки, поскольку основное минное поле в районе Юминды было создано еще до вступления Финляндии в войну. В целом здесь было выставлено до 3 тысяч мин и минных защитников. Через это и многие другие минные поля предстояло пройти, при том, что тральщиков было катастрофически мало.

Схема минных полей
Схема минных полей в Финском заливе

На время перехода было сформировано три отряда кораблей, а также четыре конвоя транспортов и вспомогательных судов. Отряд главных сил во главе с крейсером «Киров» (флаг командующего КБФ вице-адмирала В.Ф. Трибуца) прикрывал первый и второй конвои. Отряд прикрытия во главе с лидером «Минск» (флаг начальника штаба КБФ контр-адмирала Ю.А. Пантелеева) должен был прикрывать второй и третий конвои. Арьергард во главе с эсминцем «Калинин» (флаг командира минной обороны контр-адмирала Ю.Ф. Ралля) прикрывал с тыла третий и четвертый конвои на всем пути их следования. На острове Гогланд базировался специальный отряд прикрытия из состава сил Кронштадтской ВМБ. Он должен был прикрывать от атак подводных лодок и торпедных катеров противника наши транспорты и корабли, обеспечить их проводку за тралами и оказывать помощь судам, терпящим бедствие.

К утру 28 августа корабли и транспорты вышли на внешний рейд, но сильный шторм задержал их примерно до средины дня. В результате этого основную минно-артиллерийскую позицию противника в районе мыса Юминда пришлось форсировать в темное время, когда обнаружить и уничтожить плавающие мины было гораздо труднее.

Мемориал на мысе Юминда
Мемориал на мысе Юминда

Размер этой статьи не позволяет передать весь драматизм и героику этого похода. Изнуряющий многочасовой труд экипажей тральщиков. Эти маленькие корабли сами подрывались на минах и в течение нескольких минут исчезали с поверхности моря. Оставшиеся продолжали свою чрезвычайно опасную работу, постоянно ремонтируя или меняя разорванные минными защитниками тралы. Десятки людей стояли в носовой части каждого корабля, чтобы вовремя обнаруживать плавающие мины. Но, несмотря на все усилия, корабли подрывались и многие погибали. Утром 29 августа начались атаки вражеской авиации. Из-за узости протраленного фарватера и плавающих мин корабли почти не могли маневрировать. Еще в более трудном положении были крупные транспорты, которые имели крайне мало средств ПВО и весьма ограниченные возможности уклоняться от бомб.

Наибольшие потери караван понес на траверзе мыса Юминда. В память об этом там поставлен памятник — гранитный валун и мемориальная доска в окружении морских мин.

Итоги

Во время перехода погибло 13 кораблей, в том числе 5 эсминцев. Среди них и эсминец «Яков Свердлов» бывший «Новик» — родоначальник целой серии лучших в мире эскадренных миноносцев периода Первой мировой войны. Более значительными были потери конвоев. Погиб 31 транспорт и вспомогательное судно. Все они были до отказа загружены людьми и ценными грузами. (В этом же году много транспортов погибло и на Черном море например, санитарный транспорт «Армения»). В Кронштадт прибыло 112 боевых кораблей и 23 транспорта. Данные о людских потерях весьма противоречивы. По самой оптимистической оценке — порядка 6 тысяч, а пессимисты считают, что около 18 тысяч человек. В Кронштадт было доставлено от 16 до 18 тысяч человек, в основном это были имеющие большой боевой опыт бойцы и командиры, которые значительно усилили оборону Ленинграда. Корабли с их мощной артиллерией сразу же были включены в систему обороны города, из их экипажей формировались бригады морской пехоты и десантные отряды. О том, как воевали моряки на сухопутных фронтах, читайте в статье «Морская пехота России».

Среди наших специалистов по истории военно-морского искусства нет единого мнения в отношении оценки этого похода. Подвергаются сомнению или оспариваются практически все решения и приказы командования флотом, начиная от выбора времени перехода, его маршрута и построения походных колонн и кончая распоряжениями командующего во время движения. Не берусь судить о справедливости тех или иных суждений на этот счет, но, на мой взгляд, их авторы не в полной мере учитывают сложившуюся тогда обстановку и реалии тех лет.

Более того, прорыв был одной из крупных операций, проведенных Балтийским флотом в годы Великой Отечественной войны, итоги которой нельзя оценивать только на основании понесенных потерь. Ведь если принять такую точку зрения, то Великую Отечественную войну мы проиграли вчистую. У Вас, уважаемый читатель, наверное есть свое мнение об этом прорыве. Изложите его в комментариях. Это будет интересно всем!

Благодарю за поддержку блога!

Комментарии
  1. Александр Валентинович :

    Уважаемый Владимир Андреевич.
    Хочу обратить Ваше внимание на ошибки, недопустимые для офицера флота.
    1. Вы пишите, что при необъявленной эвакуации ранненых и гражданских лиц из Таллина приходилось таиться и от НКВД. Как Вы, профессиональный военный, представляете себе, что в Ленинграде, объявленном на военном положении, появляются десятки гражданских лиц с таллинскими паспортами, в ленинградские госпиталя доставляются ранненые из частей, сражающихся под Таллином, а НКВД об этом ни слухом, ни духом? Наверное, можно говорить только о том, что официально эвакуация не объявлялась.
    2. О приказе Ворошилова оборонять Таллин до последней возможности. В тех условиях этот приказ нельзя считать безграмотным, а тем более, преступным. Оборона Таллина позволяла выгадать время для подготовки к обороне Ленинграда.
    3. И уж совсем удивительно проведение офицером флота параллели между эвакуацией Таллина и эвакуации Одессы. Последняя проходила в объективно иных условиях:
    — инициатива в боях под Таллином принадлежала немецкому командованию, инициатива же в боях под Одессой — советскому; войска, оборонявшие Одессу, не только активно защищались, но и контратаковали; решение оставить Одессу было принято не потому, что оборонять ее стало невозможно, но в силу нецелесообразности продолжения обороны, что ни одно и то же;
    — Финский залив был перекрыт минными полями, перекрыть же таковыми акваторию между Одессой и Севастополем технически невозможно;
    — против прорывавшихся из Таллина кораблей действовала и береговая артиллерия, и авиация, причем с ближних аэродромов; против уходящей из Одессы эскадры только авиация, причем с дальних аэродромов базирования.
    С уважением, Александр Валентинович

    15.12.2011

  2. Владимир Додонов :

    Александр Валентинович, спасибо Вам за такой обстоятельный и, безусловно, содержательный комментарий. Таллинский прорыв был одним из наиболее драматических и вместе с тем героических эпизодов Великой Отечественной войны, который до сих пор вызывает острую полемику. Отражением этой полемики можно считать и Ваш комментарий. В связи с этим я хочу пояснить те моменты, на которые Вы обратили внимание.
    1. Вывоз раненых, гражданских лиц и материальных ценностей из осажденных городов проводился всегда. Это было в Ленинграде, Одессе и Севастополе. Уже в июле 1941 года ЦК Компартии Эстонии принял решение вывезти из Таллина материальные ценности и квалифицированный персонал заводов. Тогда же начался вывоз флотского имущества. Всего было вывезено около 15 тыс. тонн военных грузов. В тот же период из Таллина в Кронштадт было вывезено свыше 18 тыс. раненых. Штаб войск Северо-Западного направления в директиве от 12 августа приказал продолжать вывоз из Таллина ценных грузов. Все это было под контролем НКВД, но это не было эвакуацией. Другое дело, что все мероприятия в этой области приходилось проводить с особой осторожностью и секретностью, поскольку попасть в число «пораженцев и паникеров», действительно, было очень легко.
    2. В моей статье приказ Ворошилова оборонять Таллин не называется ни безграмотным, ни преступным. Вы меня с кем-то спутали. Я вообще очень корректно отношусь к оценке решений, поступков и действий исторических персонажей. Такие грубые выражения в моих материалах просто исключены.
    3. Никаких параллелей в эвакуации Таллина и Одессы я не провожу. Я написал, что опыт эвакуации Таллина был учтен при организации эвакуации Одессы. Об этом прямо пишет Н.Г. Кузнецов в своей книге «Курсом к победе».
    В заключение, Александр Валентинович, я еще раз хочу сказать, что я рад Вашему комментарию, ибо корректная, содержательная дискуссия гораздо лучше, чем безликое молчание. Моя статья взволновала Вас и побудила написать комментарий, это значит, что она выполнила свою задачу – оживить интерес к истории нашего флота и к подвигам российских моряков.
    С искренним уважением.
    Владимир

    18.12.2011

  3. философия :

    Спасибо. Прочитал с интересом. Блог в избранное занес=)

    23.05.2012

  4. мавро :

    Отлично написано. А главное хорошо разжевано.

    13.06.2012

Комментировать





Обновления на блоге

Кнопка RSS

RSS-подписка

Получи первым!

Подпишитесь на газету
"Исторические парадоксы Российского флота"

Обложка газеты

Она выходит 1 и 15 числа каждого месяца и отражает удивительные, загадочные и поразительные события, которые произошли в течение предстоящих двух недель в истории Российского флота. Это морские сражения, дальние плавания и походы, победы и тяжелые потери, а чаще всего - потрясающие воображение судьбы моряков, достойные того, чтобы еще раз вспомнить об их подвигах во славу Российского флота.

Книга

Это интересно!

Книга «Гладкоствольная артиллерия Российского флота» предназначена для тех, кто интересуется историей нашего флота, его боевой славой и морскими традициями.

Гладкоствольная артиллерия – обложка книги

В ней на историческом фоне дается описание морских орудий парусных кораблей. Все очень конкретно - 476 страниц текста, 190 чертежей 79 таблиц с размерами. Такого у нас не публиковалось уже более ста лет. Подробности по этой ссылке.

Морские рассказы
"Мужество у последней черты"

В них рассказывается о гибели парусных судов. На фоне таких трагических событий особенно ярко проявлялись лучшие качества наших моряков. Это решимость бороться за спасение корабля и готовность прийти друг другу на помощь независимо от чинов и званий. Такие события учат нас бороться и побеждать даже в самых тяжелых ситуациях.

Подпишитесь!
Это интересно!

Обложка курса

Статистика

Лого счетчика LI
Яндекс.Метрика